Пан или пропал: как «Cредневековье» рассказывает о национальном герое Чехии

Вслед за отечественным полотном «Сердце Пармы» компания «Централ Партнершип» выпускает другой исторический эпос — «Средневековье», где борьба за землю и власть раздирает не будущие территории Российской Империи, а знаменует начало конца для империи Священной Римской.

Пан или пропал: как «Cредневековье» рассказывает о национальном герое Чехии

После смерти Карла IV, в конце XIV — самом начале XV веков Европа погружается в хаос и междоусобицу, к которым, естественно, прилагаются голод, войны и чума. Дошло даже до того, что было выбрано сразу два папы – в Риме и во французском Авиньоне. Старший сын Карла IV Вацлав (Карел Роден) погряз в долгах и врагах – далеко не все хотят видеть на престоле слабого короля. Его сводный брат Сигизмунд (Мэттью Гуд) – наследник куда более находчивый и хитрый, хотя старшего родственника вроде как поддерживает: империя большая, королевств на всех хватит. Превращение Вацлава из наследников в императоры должен финансировать пан Рожмберк (Тиль Швайгер), но его королевское вымогательство уже порядком достало, да и других забот полон рот: бедные крестьяне что-то совсем не хотят платить в очередной раз повысившиеся сборы, а у Рожмберка на носу свадьба с красавицей Катериной (Софи Лоу), по совместительству — племянницей французского короля.

Без подковерных игр, конечно, борьба за власть не обходится. И вот уже верный вельможа Вацлава – пан Бореш (Майкл Кейн) – придумывает хитроумный план: заполучить деньги Рожмберка, похитив его невесту. Сам Бореш, конечно, таким не занимается, но у него есть знакомые наемники под предводительством Яна Жижки (Бен Фостер), которые за несколько грошей готовы на любые провокации. Понятно, что похищение оказывается далеко не самой простой операцией, в ходе которой приходится иметь дело и с будущими королями, и крестьянами, и любовью, и предательствами. Но самое главное, если судить по фильму «Средневековье», именно из этого произрастает новый национальный герой – великий чешский полководец Ян Жижка, по легендам не проигравший ни одной битвы.

Пан или пропал: как «Cредневековье» рассказывает о национальном герое Чехии

«Средневековье» – самый дорогой проект в истории чешского кино (бюджет оценивается в $20 миллионов). Снял его спортсмен, актер и режиссер Петр Якл, несколько лет подряд вынашивавший замысел байопика Яна Жижки и за свою карьеру обросший связями в большом европейском кино (он, например, играл в сериале «Борджиа»). Чтобы не навлечь на себя обвинения в непочтении к истории, что случается всегда и во всех странах, если берешься за подобные проекты, при написании сценария Якл решил сосредоточиться на пути становления Жижки, о котором каких-то доподлинных фактов особо и нет. Поэтому неудивительно, что для эпоса в формате «отрочество лидера» выбор пал на давно всем знакомый сюжет о «похищении прекрасной Елены» (влияние «Трои» Вольфганга Петерсена на чешского постановщика очевидно). От эстетизации мужского тела, популярной в середине «нулевых», Петр Якл, правда, отказался, предпочтя современные сериальные веяния в духе «Игры престолов» и «Ведьмака». В «Средневековье» все-таки тоже темные во всех смыслах времена, озаряемые лишь скромным светлым платьем Катерины — невольной разменной монеты в этих не самых продуманных интригах финансового и политического толка.

Пан или пропал: как «Cредневековье» рассказывает о национальном герое Чехии

Основной упор Петер Якл делает, конечно, на звездный – по меркам чешского кино и нынешнего российского кинопроката – актерский состав. Преимущественно британские артисты с полной самоотдачей разыгрывает по большому счету далекую от них историю становления Яна Жижки, который, пожалуй, больше известен возрастным советским зрителям, когда-то смотревшим чехословацкую «Вoйну за веру» и польских «Крестоносцев». Тут и Майкл Кейн в вечном образе мудрого «дворецкого», и красавец Мэттью Гуд, за обманчивой внешностью которого всегда скрывается нечто большее, и как-то давно не появлявшийся на экране — еще и в неожиданных усах! — Тиль Швайгер. Всех их, конечно, затмевает мужественный Бен Фостер, чей герой не теряет полководческой харизмы, даже когда лишается глаза. Как известно, Жижка в итоге потерял оба, но не перестал сражаться. Это, правда, уже совсем другая история.

«Средневековье» в кино с 17 октября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.