«Шрамы Парижа»: Жан Дюжарден и его «цель номер один»

В российский прокат выходит фильм «Шрамы Парижа» – о трагических событиях ноября 2015 года, когда французскую столицу потрясла серия терактов, крупнейшая в истории страны по числу жертв. Не удивительно, что столь важная социальная картина в мае была представлена во внеконкурсной программе Каннского кинофестиваля, тем более и главную роль в фильме сыграл Жан Дюжарден, больше 10 лет назад получивший приз Канн за работу в «Артисте», после которого стал звездой не только французского, но и международного масштаба.

«Шрамы Парижа»: Жан Дюжарден и его «цель номер один»

Спустя 10 месяцев после того, как в Афинах спецслужбы со всего мира провели контртеррористическую операцию, поздним пятничным вечером 13 ноября 2015 года Париж потрясает серия взрывов. Тут же создается оперштаб под управлением комиссара службы по борьбе с терроризмом (Дюжарден), участника той самой афинской операции, и, кажется, самого главного француза, с которым готовы разговаривать террористы запрещенной на территории РФ организации. О жизни комиссара не известно ровным счетом ничего, и даже фамилия его не упоминается, только вскользь имя – Фред. Коллеги его, впрочем, тоже лишены личного. «Шрамы Парижа» – практически производственная драма о том, как французские спецслужбы и «безопасники» в режиме 24/7 работают в условиях чрезвычайной ситуации.

На этом фоне выделяется не только Жан Дюжарден – и экранной узнаваемостью, и спокойствием, сопряженным, как ни странно, с отчаянием по поводу того, что его подразделению приходится работать в режиме ликвидации последствий, а никак не предотвращения терактов. Хотя что уж удивляться, если о присутствии французских бомбардировщиков в той же Сирии герой Дюжардена узнает не на совещаниях, а из телевизионных новостей. Но кроме Дюжардена есть еще и неравнодушная капитан Инес Моро (Анаис Демустье), вопреки инструкциям отправляющаяся в одиночку следить за предполагаемым террористом, а потом и вовсе неожиданно доверившаяся случайной свидетельнице, позвонившей на горячую линию и рассказавшей, что у нее есть информация о том, где могут скрываться преступники.

«Шрамы Парижа»: Жан Дюжарден и его «цель номер один»

Если мужские образы – что со стороны французских спецслужб, что со стороны террористов – сливаются в общую массу, стоящую по разные стороны баррикад, то женщины в «Шрамах Парижа» – в соответствии с нынешними тенденциями – и впрямь выходят на первый план. Именно Инес выводит оперштаб на ту самую свидетельницу Самию (Лина Кудри), которой предстоит стать чуть ли не главной героиней этой истории. И вторая половина «Шрамов Парижа», в основном, и строится на этой – незаметной, на первый взгляд, ни с той, ни с другой стороны – роли простых женщин в трагических событиях, отчего и выглядит намного увлекательнее, нежели бесконечные совещания и будничные слежки спецслужб, пусть тут и вполне оправданные обстоятельствами.

Но режиссер Седрик Жименез, известный российским зрителям по «Французскому транзиту» все с тем же Жаном Дюжарденом и мужскими разборками, выступивший и одним из авторов сценария «Шрамов Парижа», не до конца раскручивает линии Самии и Инес. Лишь на финальные титры он оставляет самые важные факты биографий и их влияния не только на антитеррористический, но и затем судебный процесс. Фильм безусловно важен с точки зрения фиксации истории страны – в парижских терактах погиб 131 человек, еще около 400 были ранены, а расследование шло более пяти лет. Но, кажется, в нем упущена одна важная деталь – человеческая, без которой, с учетом множества появившихся еще после 11 сентября художественных произведений, свою «Цель номер один» снять уже невозможно.

Фильм «Шрамы Парижа» в кинотеатрах с 27 октября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.