Садись, пять: «Чрезвычайная ситуация» — южнокорейский хит о самопожертвовании и гуманизме

В российский прокат выходит южнокорейский фильм-катастрофа «Чрезвычайная ситуация», где смертоносный вирус угрожает пассажирам самолета. Примечательна картина еще и тем, что в кадре вновь встречаются звезды Сон Кан Хо («Паразиты») и Ли Бён Хон («Я видел Дьявола», «Терминатор: Генезис»). Ранее они уже снимались вместе у Пак Чхан Ука в «Объединенной зоне безопасности» и Ким Чжи Уна в «Хорошем, плохом, долбанутом» и «Секретном агенте». Алексей Филиппов рассказывает, чем цепляет новый триллер с их участием и почему он стал кассовым хитом на родине.

Садись, пять: «Чрезвычайная ситуация» — южнокорейский хит о самопожертвовании и гуманизме

Из аэропорта Сеула готовится вылететь переполненный лайнер: по делам или отдыха для стремятся рядовые корейцы на Гавайи. Есть один нюанс: билет на этот же самолет купил Рю Джин Сок (Им Щи Ван) — пугающе блаженного вида мужчина, спрашивавший на стойке авиакомпании, какое направление пользуется наибольшим спросом. Интересовался, конечно, не просто так: его цель — убить всех, кто оказался на борту.

Фильм-катастрофа «Чрезвычайная ситуация» — шестой в списке самых прибыльных южнокорейских картин этого года; расположился аккурат между «Экспериментом «Ведьма»» и «Решением уйти». Задним числом может показаться, что успех картины хладнокровно рассчитан: триллер в замкнутом пространстве салона сопровождается детективной линией на земле, угроза жизням сотни пассажиров раскрашивается парой личных драм, да и само орудие террора провоцирует эмпатию — Рю Джин Сок пронес на борт смертоносный вирус. Быстро проникает в организм и начинает оказывать тлетворное влияние, охотно распространяется и особенно симпатизирует системе кондиционирования самолета, которая позволяет заражать всех, везде и сразу. В общем, знакомо.

Садись, пять: «Чрезвычайная ситуация» — южнокорейский хит о самопожертвовании и гуманизме

Однако паника в замкнутом пространстве — не панацея: год назад Netflix не справился с управлением, когда на борту «Кроваво-красного неба» встретились вампиры и террористы. Да и вообще немало примеров, когда трагический пафос ситуации перекрывает кислород хоть напряжению, хоть драме (тут можно вспомнить душный ремейк «Экипажа»). Режиссер и сценарист Хан Джэ Рим это, очевидно, понимал, поэтому не только мастерски нагнетает саспенс, почти достигая высот (sic!) «Поезда в Пусан», но и балансируя между жанровыми составляющими. Триллер, драма, социальный эксперимент — без одного не взлетело бы другое.

Пока Рю Джин Сок бродит по аэропорту, садистски выбирая рейс для специальной биохимической операции, зрителя знакомят с полицейским Ку Ин Хо (Сон Кан Хо), чья супруга собралась в отпуск, и отцом-одиночкой Пак Джэ Хёком (Ли Бён Хон), который отправляется на Гавайи с дочерью. Семейная драма — практически неизбежный спутник фильма-катастрофы: как иначе подключить к глобальному катаклизму, если не развернуть на его фоне личную историю. Другой показательный пример — «Меланхолия» (2011) Ларса фон Триера, рифмовавшая личный Апокалипсис с планетарным. Любое событие отпечатывается в сознании четче, если затрагивает знакомых или близких. Это только в плакатных агитках самопожертвование и героизм происходят по щелчку пальцев и разнарядке сверху, а в «Чрезвычайной ситуации» произрастают из истинной привязанности и душевной работы.

Садись, пять: «Чрезвычайная ситуация» — южнокорейский хит о самопожертвовании и гуманизме

Если простак Ку Ин Хо, плохо ориентирующийся в быте и современных технологиях, отвечает за человеческое, слишком человеческое (его интуиции и самоотдаче можно позавидовать), то Пак Джэ Хёк — человек героической профессии, пускай и травмированный событием из прошлого. Пилот, который не может взойти на борт, предварительно не накидавшись, — аналог присказки про сапожника без сапог. Добавить сюда садиста-террориста — и наберется стартовый набор типажей из кукольного спектакля или комедии дель арте: предприимчивый обыватель, надломленный герой и опасный трикстер.

Вокруг — паникующие пассажиры разных возрастов и профессий (первым гибнет пассажир бизнес-класса!), на земле — суетливые полицейские, бессердечные корпорации, напуганные политики Кореи (а также Японии и США). Это уже выход в стратосферу политического и социального — ведь рано или поздно обществу в воздухе и на суше придется решить проблему вагонетки: стоит ли рисковать населением страны, позволив жить пассажирам чумного самолета? Опять же — знакомо.

«Чрезвычайная ситуация» в прокате с 3 ноября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.