«Родитель»: Народный наркоконтроль

В прокат вышел «Родитель» Влада Фурмана — остросоциальная драма с криминальным оттенком и Михаилом Пореченковым в одной из главных ролей. В другой — сам режиссер в образе отчаявшегося отца подростка-наркомана, вместе с товарищем по несчастью объявляющего войну распространителям запрещенных веществ в северной столице. Поделенное на главы и эпическое по хронометражу кинополотно, на котором изображена безрадостная реальность — это не «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», это Питер, детка.

«Родитель»: Народный наркоконтроль

Михаил (Пореченков) и Александр (Фурман) сближаются на фоне общего горя — дочь первого Юля (Ангелина Стречина) и сын второго плотно сидят на героине. Вместе с другими родителями юных наркоманов (тут и Мария Шукшина, и Виталий Коваленко) они собираются в группу этакого сопротивления и устраивают облавы на притоны в тщетных попытках узнать, кто снабжает детей веществами. В итоге почти у всех кончаются силы и сдают нервы — Михаил и Александр остаются вдвоем на этом поле боя. И не намерены останавливаться: ни в попытках излечить своих родных — в ход идут сомнительные медицинские процедуры и железная клетка посреди квартиры, — ни в поисках истинных виновников наркобума в родном Санкт-Петербурге.

«Родитель»: Народный наркоконтроль

Словно в пику нет-нет, да и глянцевым сериалам, вроде свежего «Капельника», где блогеры нюхают в шикарных лофтах, Фурман тянет зрителя на самую темную сторону этой и без того теневой стороны жизни. Замызганные хрущевки и замусоренные подворотни становятся декорациями для жутковатых сцен передозов и ломок — и не менее ужасающих деяний борцов с этим беспределом. С экрана прямо-таки веет безнадегой — тут, кажется, питерский дух пойман весьма точно, — а корчи главных героев, будь то отходняки девочки Юли или безумный крик отчаяния ее отца в исполнении Пореченкова, максимально художественно неэстетичны.

Без малого два часа, которые идет фильм, тянутся бесконечно долго. Сюжет разветвляется, на всем протяжении появляются все новые и новые персонажи. Вплоть до Марии Мироновой, изображающей безмерно богатую и порочную и столь же безгранично одинокую бизнесвуман, готовую от отчаяния бросится на первого встречного забулдыгу. Многоходовочка, придуманная Михаилом и Александром, вроде как работает, однако, даже двое в поле не воины — они безжалостны к негодяям всех мастей, но система безжалостна к ним. Впрочем, с самого начала понятно, что никакого хэппи-энда тут не будет, перестреляй они хоть всех дилеров.

«Родитель»: Народный наркоконтроль

Местами «Родитель» беспощадно отдает проклятой стигматизацией наркозависимости, которую хорошо бы уже преодолеть. С другой стороны, железная клетка, куда отец от отчаяния готов запереть собственную дочь, — неплохой символ и маркер, ведь именно так жестоко и топорно зачастую и приходится «спасать» близких. Надеяться на адекватную поддержку со стороны государства не стоит, так что со своими больными разбирайтесь сами, варварскими, средневековыми методами. Других у них для вас нет.

«Родитель»: Народный наркоконтроль

Хочется, наверное, смотреть на что-то более приятное и развеселое, нежели на героиновые приходы юных героев и надрывные истерики Михаила Пореченкова — в этом смысле «Родитель» зрелище не для слабонервных, мучительное. С видеорядом, будто снятым на ту же старенькую кассетную камеру, которую Михаил и Александр таскают собой, пытаясь выбить признания из всех замешанных в наркотрафике. Конечно, для пущего эффекта — картина, к слову, посвящена памяти оператора Кирилла Мошковича, для которого фильм Фурмана стал одной из последних работ. И который весьма успешно дополняет образный ряд слегка мутной картинкой в коричнево-серых тонах. Превращающей «Родителя», при всем формальном размахе истории, в очень камерное, как будто даже личное кино и высказывание.

«Родитель» в прокате с 22 сентября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.