«Кукла. Последнее проклятье»: Одержимость по-мексикански

В прокат выходит мексиканский хоррор «Кукла. Последнее проклятье», основанный на документально описанных событиях, произошедших в штате Дуранго в начале 1980-х годов. Согласно найденным архивным записям, в одной из средних школ одержимая демоном ученица, обладавшая способностью контролировать разум людей, спровоцировала серию жестоких убийств. Зрителей ожидает история о буллинге и одержимости, обернутая в фантик типичных латиноамериканских страстей, хорошо знакомых по «мыльным операм».

«Кукла. Последнее проклятье»: Одержимость по-мексикански

Многодетная семья профессора Абрахама (Даниэль Мартинес) переезжает в небольшой городок в Дуранго, где он получил работу в местном университете. Они селятся, конечно же, в огромном мрачном особняке, скрывающем жуткую правду о прежних владельцах, и практически сразу случаются странности: сложенные кем-то неведомым стулья на кровати, стуки и прочие «бу»-моменты. К тому же местные не особо жалуют их, людей не католической веры. Дружное семейство начинает раскалываться. Жена Мариана (Доминика Палета) потихоньку спивается, старшая дочь Лаура (Миранда Кей) переживает пубертатный кризис, а сын Лало (Григорий Уркихо) безотрывно слушает музыку в плеере. Сосредоточенные на себе домочадцы поначалу не замечают странностей в младшенькой Карем (Ракель Родригес), а спустя несколько дней становится уже поздно — девочкой овладевает древний демон Наро, общавшийся с ней через ее дневник. Он прикинулся маленьким мальчиком и пообещал своей подруге разобраться с ее обидчицами в школе. В итоге Карем стала одержимой, и теперь никто не сможет остановить зло, засевшее в ней.

Мексиканский кинематограф, несмотря на присущую ему мелодраматичность, богат на хорроры и мастеров пугающего жанра. Помимо хорошо известного публике визионера Гильермо Дель Торо страна, широко отмечающая День мертвых, подарила миру такие имена, как Хуан Бустилло Оро, Чано Уруэта, Рафаэль Баледон и Карлос Энрике Табоада. Оро снял один из первых национальных фильмов ужасов «Два монаха», предвосхитивший композицией «Расёмона» Акиры Куросавы. На счету Уруэты с десяток классических лент, включая «Человека без лица». Баледон поставил «Проклятие плакальщицы» о культовом для мексиканцев призраке под названием Ла Йорона. А Табоада прославился «готической тетралогией», в которую входят «Даже ветер может бояться», «Книга из камня», «Темнее ночи» и «Яд для фей».

«Кукла. Последнее проклятье»: Одержимость по-мексикански

Режиссер «Куклы» Генри Бедуэлл нашел себя в макабре, когда в 2014-м создал ремейк шедевра Табоады «Темнее ночи» с будущей звездой «Восьмого чувства» Эрендирой Ибарра в одной из главных ролей. Эту ленту ругали в свое время за отвратительный 3D, однако с визуальной точки зрения она была чуть ли не безупречна, поскольку для съемок были подобраны роскошные особняк и интерьеры, да и женский актерский состав радовал глаз. Для создания новой — оригинальной — истории, которую он искал шесть лет, Бедуэлл пригласил японского оператора Дзюнъитиро Хаяси, сотрудничавшего с Хидэо Накатой на съемках культовых j-хорроров «Звонок» и «Темные воды». Вместе им удалось снять довольно натуралистичную картину с мрачной атмосферой, элементами ацтекской культуры и «мясом», однако сам сюжет все-таки не блещет особой оригинальностью, несмотря на историческую подоплеку.

Картина вторична не только по отношению к национальным представителям жанра вроде «Книги из камня», где девочка также дружила с невидимым мальчиком, но и в сравнении со «старшим братом» — американским хоррором. Бедуэлл явно вдохновлялся творчеством и стилистикой Джеймса Вана, повсюду «торчат уши» из его «Астрала» и «Заклятия». При просмотре вспоминаются и другие яркие представители поджанра «дом с привидениями», от «Ужаса Амитивилля» до «Полтергейста». Но, пожалуй, самым большим просчетом режиссера стал упущенный шанс развить конфликт двух вероисповеданий. Бедуэлл лишь скромными мазками обозначил буллинг Карем одноклассницами-католичками из-за того, что ее считали «сатанисткой». Кроме того, за скобками оказалась сама вера семейства, и отсутствие конкретики в данном случае сыграло против фильма.

«Кукла. Последнее проклятье»: Одержимость по-мексикански

Тем не менее, с точки зрения актерской игры лента выглядит неплохо. Разумеется, солирует Ракель Родригес в качестве одержимой Карем. Примечательно, что ее роль должна была достаться Миранде Кей, но из-за затянувшейся подготовки к съемкам она выросла и в итоге довольно недурно воплотила образ старшей сестры. Запомнился также Мигель в исполнении Рамона Медины, вызвавшийся помочь несчастной семье.

«Куклу. Последнее проклятье» сложно рекомендовать к просмотру, поскольку многое в фильме хорошо знакомо. Возможно, он заинтересует тех, кому нравится мексиканская культура. К тому же за отсутствием голливудских релизов выбирать особо не приходится, так что добро пожаловать в ностальгический Дуранго образца 1984 года.

Фильм «Кукла. Последнее проклятье» в прокате с 21 июля

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.