«Гром. Трудное детство»: Египетская сила в городе, которого нет

1 января на Кинопоиске состоялась цифровая премьера фильма «Гром. Трудное детство» – недостающего звена в биографии майора полиции Игоря Грома, ключевого персонажа российского комикс-издательства Bubble. Год назад полицейский из Петербурга уже появлялся на экранах, когда ловил «Чумного доктора». Теперь режиссер Олег Трофим предоставил зрителям возможность погрузиться в прошлое супергероя в погонах и с лихвой хлебнуть гипертрофированной эстетики «лихих девяностых». Новогодний подарок Bubble призван объяснить, откуда у товарища майора взялась страсть к шаверме и почему ему так сильно не нравится действовать по уставу. Как всегда, виноваты непроработанные детские травмы, поданные сценаристами в перерывах между трансляцией фан-сервиса и ностальгии по никогда не существовавшей эпохе.

«Гром. Трудное детство»: Египетская сила в городе, которого нет

Конец двадцатого века в стиле «китч». По улицам на четвереньках бегает художник-перформансист Олег Кулик (играет Антон Сергеев), прикинувшийся бешеной собакой. В телевизоре – реклама растворимых напитков а-ля Yupi и экстрасенсы, заряжающие воду. Мультфильмы «Дисней клуба», речитативы Мистера Малого. В общем, полный «Пепси, пейджер, MTV», каковой та эпоха смотрится через призму масс-культуры из века текущего. Или, скорее, песня Монеточки о странной туземной стране «Девяностые», где убивают людей и все бегают абсолютно голые. В бардаке лихого времени живет двенадцатилетний Игорь Гром (Кай Гетц) – ребенок из двора-колодца, фанатеющий от «Терминатора» и представляющий себя героем аниме жанра сёнэн. Гром выигрывает олимпиады по английскому языку и учится шахматам, но домашним мальчиком его точно не назовешь. На пару с другом Игнатом (Владимир Яганов) он пытается заработать денег в большом и опасном городе. Время больших возможностей – купюры буквально лежат под ногами. Их просто нужно научиться поднимать: таков слоган эпохи приватизации до деноминации.

Грому нужно срочно разжиться кругленькой суммой – 500 долларов, полторы зарплаты питерского бюджетника. Средства нужны на покупку двух билетов на самолет, который увезет Игоря и его отца Константина (Сергей Марин) в Диснейленд. Не праздности ради, но семейного благополучия для. Иноземный парк аттракционов – единственное место, где ребенок и родитель смогут провести вместе время. Гром-старший живет работой в петербургской полиции (милиция в этой вселенной исчезла вместе с СССР) и в любой момент может убежать ловить негодяев, прихватив с тумбочки табельный ТТ. Бандитов в городе, как бы он ни старался, меньше не становится, а вот сын прозябает в одиночестве, явно тоскуя без отцовской фигуры. Но законник не может остановиться – перестрелки питерских ОПГ уже происходят буквально у школы Игоря, а в городе случается новая напасть: откуда-то возникает криминальный авторитет в костюме древнеегипетского бога Анубиса, затеявший передел сфер влияния. Новый враг обладает паранормальными способностями, убирает главарей крупнейших группировок и зовет рыбу помельче к себе на поклон. Это отчасти мистическое дело станет поворотным для юного Грома, которому придется раньше времени столкнуться с жестокостью взрослой жизни.

«Гром. Трудное детство»: Египетская сила в городе, которого нет

«Гром: Трудное детство» – это, как понятно из названия, приквел к супергеройскому фильму «Майор Гром: Чумной доктор». Год назад первый полнометражный фильм на основе комиксов Bubble вызвал противоречивые чувства зрителей и критиков. Историю о полицейском-супергерое критиковали за восхваление охранительства, пропаганду тотального контроля и попытку продать зрителю положительный образ «неверного мента»: майор защищал порядок на улицах города исключительно неуставными методами, а, значит, и сам по сути был нарушителем общественно-государственных догм. Но создателей фильма трудно было упрекнуть в бездумной отработке госзаказа – слишком ироничной получалась линия борьбы добра со злом. «Чумной доктор» изобретательно издевался над нашей реальностью, подкидывая недвусмысленные намеки на то, что авторы сценария и режиссер всё понимают.

Иначе откуда взялись эти разнообразные гэги вроде футболки Юлии Пчелкиной (отсылка на резонансное дело журналиста Ивана Голунова), «мусорные короли» и москвичи из высоких кабинетов, которых ну уж слишком легко не любить? Нет, по всему выходило, что «Майора Грома» делали не душные автократы, а романтики, которые верят в возможность построения гуманного полицейского государства: где моя полиция меня бережет (как умеет, зато от души), протест деструктивен, но справедлив, а потому может стать основанием для проведения реформ. Наивно, конечно, но искренне. В прокате первый «Майор Гром» провалился, но внезапно неплохо показал себя на стриминговых сервисах и даже некоторое время побыл сенсацией международных чартов Netflix. И это было справедливо: вне политического дискурса лента Bubble оказалась, может, и вторичной, но бодрой и компетентной попыткой все-таки принести в российское кино жанр супергероики. Выбор «первого отечественного супергероя» кажется не таким уж и странным – в стране годами, еще с Дяди Стёпы и золотых фразочек Глеба Жеглова, насаждался культурный ментоцентризм.

На Новый год франшиза полицейского кинокомикса, кажется, обрела изначально положенный ей таймлайн. «Трудное детство» существует в параллельных девяностых, которые воспроизводят абсолют народной памяти: так выглядит эпоха в глазах миллениала, который сам в ней толком не жил, но приблизительно что-то слышал. Петербург из юности Грома – расписанный граффити неухоженный город, утонувший в рекламе. Во дворах лебеди из покрышек, нищая полиция курит сигареты «Друг» – странно, что не бычки из общей трехлитровой банки. На улицах Северной столицы не стихают автоматные очереди. Выдуманная Bubble вселенная смешивает в одной кастрюле первый сезон «Улиц разбитых фонарей», перестроечный «Ералаш» и детские детективы серии «Черный котенок» – в итоге получается стилистический салат, смешной своей вычурностью, но занимательный, открытый для изучения. Петербурга в «Трудном детстве» стало значительно больше, у города появились знакомые местным достопримечательности: Стас Барецкий (чем не памятник питерскому флексу?), легендарная шаверма на Литейном проспекте и городской порт – одна из главных точек криминальных разборок того периода. В диалогах неожиданно всплывает отсылка на актуальные события, превратившие Питер в мемный «Расчленинград»: информатор полиции кормит рыб в Неве и «немного в Фонтанке». Жутковатая мелочь, которой в ориджине Игоря Грома уместно находиться, потому что «Трудное детство» на удивление жесток и по количеству трупов обгоняет «Чумного доктора» на круг.

«Гром. Трудное детство»: Египетская сила в городе, которого нет

Под стать шизофреническому миру бандитского Петербурга и набор карикатурных персонажей. В попытке поднять бабла пацаны Игорь и Игнат – в будущем один станет майором МВД, а второй бандитом и лидером фанатов «Зенита», – встречают журналиста Алексея Прищурова (фронтмен рок-группы «Курара» Олег Ягодин), явно вдохновленного образами питерского «золотого пера» Андрея Константинова и очень поверхностно Влада Листьева. Гром-старший параллельно ведет расследование в компании еще молодого Федора Прокопенко (Алексей Ведерников) и лучшего стрелка Дикого Северо-Запада Юрия Смирнова (Даниил Воробьев в коронном образе болтливого негодяя). В полицейском офисе заседает железная леди Хмурова (Ирина Розанова), а суперзлодей Анубис проигрывает в харизме своему слуге Глашатаю (Антон Адасинский) – психопату с уморительными репликами и двумя пистолетами-пулеметами. Описанные герои сыграны размашисто и нарочито странно: всем видом намекая, что относиться к происходящему на экране нужно с некоторой долей юмора. Поначалу подходить к «Трудному детству» с мыслью о веселом помотивчике даже приятно, но чем дольше длится фильм, тем более явными становятся жанровые и сюжетные недоработки.

Работу над ошибками после первого «Майора Грома» никто не проводил – более того, некоторые детские болезни фильма усугубились. «Чумной доктор» не был образцом ровного построения сюжета, но предоставлял зрителю какой-то условный стержень, за который можно было держаться. «Трудное детство» не обеспечит и такого, лихо меняя настроение картины от подросткового приключения в сторону боевика и семейной драмы. Без предупреждений и обоснований. Да, биография майора теперь выглядит чуть более объемной (в ней появился отец и Диснейленд), но это не служит оправданием для абсолютно провального детектива и утомительной круговерти персонажей – толку-то от их яркости при всеобщем беспорядке? Вместо твердого сюжета – миллион фишечек, фан-сервисных деталей (узнали, почему Гром предпочитает кулаки огнестрелу), красивого рапида. Вместо самобытности – опять заимствования со всего света. Ниточки тянутся к «С широко закрытыми глазами», «Эквилибриуму», нолановской трилогии о Бэтмене. Генеральная тема франшизы о градациях беззакония, уместного и не совсем, перекочевала из прошлого фильма без изменений. Тут тоже никаких откровений нам не подарили. Возможно, сильнейший эпизод – короткое появление взрослого Грома (Тихон Жизневский), наконец-то купившего стиральную машину в знак победы над демонами детства. Эта часть и смыслы транслирует, и выглядит хорошо: могла бы стать основой для маленькой, но действительно крепкой короткометражки с кивком оттепельному кино.

«Гром. Трудное детство»: Египетская сила в городе, которого нет

Такого ли новогоднего подарка мы ждали от российской комикс-вселенной, которая хочет взлететь, несмотря на все возникшие трудности? Определенно нет. «Гром: Трудное детство» может быть интересен узкой прослойке тех, кто впустил себе в сердце товарища майора (как странно это звучит) и согласился любить кинокомикс таким, какой он есть. Но и поклонникам Bubble-universe нечего получить от кино, кроме груды оммажей. В отсылках разбираться интересно, но они не заменят хорошую историю – Спилберг уже доказал это своим милым и бестолковым «Первому игроку приготовиться». Новый фильм Олега Трофима, сам того не ведая, стал экранизацией не комикса, а идеи легендарной жевательной резинки «Love is…», наводнившей отечественные ларьки в тех самых девяностых. Обертка была красивая, но вкуса хватало на минуту от силы. И ведь все равно покупали и все равно жевали – ради прикольного вкладыша.

«Гром. Трудное детство» уже в онлайн-кинотеатре Кинопоиск.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.