«Дурной глаз»: Око за око

В прокат выходит «Дурной глаз» — новый хоррор автора «Вивариума», ирландца Лоркана Финнегана, в котором мистика иллюстрирует социальную, а в каком-то смысле даже социально-политическую драму про классовую месть. В роли богачей, которые получают по заслугам, — Ева Грин и Марк Стронг, а их таинственную оппонентку сыграла филиппинская певица и актриса Чаи Фонасье.

«Дурной глаз»: Око за око

Кристин (Ева Грин), дизайнер детской одежды, готовится к важному показу — попрощавшись с мужем (Марк Стронг) и дочерью (Билли Гадсон), спешит в бутик, где придирчиво осматривает детей-моделей и раздает последние указания. В разгар мероприятия раздается звонок, и Кристин слышит нечто страшное. И видит — в магазине невесть откуда появляется дворняга с бельмами на глазах и усыпанная клещами. Очевидно, видение, но одно насекомое забирается женщине под кожу. Спустя 8 месяцев мы видим героиню совершенно изможденной: бьется в судорогах, спит с кислородной маской, кажется, потеряла половину волос, горстями пьет таблетки, ушла с работы, куда теперь без особо успеха пытается вернуться. Муж и дочь — да, неизвестная трагедия не коснулась семьи — живут в постоянном напряжении. В один из дней на пороге дома появляется незнакомка-филиппинка по имени Дайана (Чаи Фонасье), заявляя, что Кристин наняла ее для помощи по хозяйству. Кристин этого не помнит, но списывает свою забывчивость на связанные с болезнью провалы в памяти и впускает Дайану. Муж и дочь в недоумении, однако девушка на удивление быстро завоевывает и их доверие — наводит уют и вкусно готовит. Правда, стоит им отвернуться, как она приправляет еду какими-то травами, а в своей комнате сооружает алтарь. А еще берется лечить Кристин с помощью таинственных обрядов, от которых у героини Евы Грин проходят судороги и другие приступы, но начинаются то ли галлюцинации, то воспоминания.

«Дурной глаз»: Око за око

С чем с чем, а с видеорядом и в целом с атмосферой в «Дурном глазе» все отлично. Большой скрипучий дом в пригороде — зловещий сам по себе, хоть за окном и светит солнце, а внутри сделан современный ремонт. С появлением гостьи из другого во всех смыслах мира он наполняется запахами благовоний и азиатской кухни, и в этом тумане чего только не померещится. Сама Дайана — со своей пассивно-агрессивной услужливостью, граничащей с навязчивостью и бесцеремонностью, — героиня то ли корейских «Паразитов», то ли сериала «Дом с прислугой» М. Найта Шьямалана. Почти хоррор-архетип, чужак, которого добровольно впускают и который захватывает жилище и пугает хозяев, своими вроде как добрыми намерениями разрушает привычный уклад и что-то скрывает.

То тут, то там мелькает злополучный клещ, след от укуса которого все еще кровоточит и который ближе к финалу превращается в воспаленном мозгу Кристин в кафкианское насекомое. Очаровательная канарейка, живущая в клетке, напомнит о хичкоковских «Птицах», а слепой пес — о мифической адской гончей. Дайана будет управлять всеми этими существами, нашептывая им то ли заклинания, то ли указания и будто натравливая их на семью Евы Грин.

«Дурной глаз»: Око за око

Мотивы ее при этом до поры до времени не ясны, проступают отрывками в тех самых видениях Кристин и вставках-флэшбеках, из которых постепенно складывается история таинственной девушки. Которая, несмотря на мистику, окажется вполне реальной трагедией, поводом для изощренной мести и кондовой иллюстрацией печальных последствий так порицаемых сегодня имперской идеологии и колониальной политики. Этакий «левацкий» мессэдж, упакованный в привлекательную и понятную форму жанрового кино — алчные белые капиталисты-угнетатели, ответственные, сами того не осознавая, за загубленные где-то в странах третьего мира жизни простых работяг, расплачиваются за грехи. Филиппинка Дайана — как символ запоздалого осознания и раскаяния, которое рано или поздно постучится в дверь, посмотрит «дурным глазом», заставит вспомнить все и потребует око за око.

«Дурной глаз» в прокате с 17 ноября.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.